Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон
Статьи

Юрий Бирский о Сергее Башкирове

«Что вы думаете об этом человеке?» – обращаются ко мне с вопросом. Вопрос этот ставит меня в тупик. Ведь образ человека в моем восприятии может быть не только неверным, но даже искажающим его суть. Эта мучительная раздвоенность нашего сознания в постижении внешнего мира, в том числе и себе подобных, разрешается, как правило, разного рода банальностями: «Чтобы узнать человека надо с ним пуд соли съесть»… и тому подобное.

Но я говорю себе – человек – это то, что я о нем знаю. И точка. Что же я знаю о человеке, которого зовут Сергей Башкиров. Довольно много, несмотря на непродолжительное время и фрагментарный характер нашего общения. Это человек деятельный, необыкновенно подвижный и духовно и физически, наделенный множеством талантов. Это человек, живущий в одушевленной среде, где не только люди, но и животные, и явления природы обладают своим лицом.

И наконец, самое важное, это человек, обладающий способностью нюансировать свои реакции на внешние раздражители. Может быть, я неясно выражаюсь, но я имею в виду органичный характер его связи со средой – он часть окружающего его большого множества людей, с которыми он находится в состоянии постоянного общения. По-видимому, это обстоятельство дает ему силу делать так много, причем делать, что называется, шутя. Но отойдем от этого панегирика, который непроизвольно сложился в текст, и поговорим о том, в чем собственно для меня интересен этот человек Он художник. И как сказал в свое время другой художник о самом себе – этим и интересен.

Композиции Башкирова обладают, на мой взгляд, некоторым объединяющим их свойством – они внутренне подвижны
О его живописи, как о всяком явлении современного искусства, говорить непросто. Тем более, если это живопись абстрактная. Для того, чтобы быть точным, скажу больше – его живопись тяготеет к тому направлению абстрактного искусства, которое в искусствоведении получило наименование дадаизма. Для этого направления характерно стремление к соединению линии и цвета. Как использование детской рукой набора цветных карандашей. В этом нет ничего удивительного. Все изобразительное искусство имеет началом линию, цвет и форму.

Композиции Башкирова обладают, на мой взгляд, некоторым объединяющим их свойством – они внутренне подвижны. Этот эффект достигается одному художнику известными способами, и стоит ли препарировать живой организм, который предстает зрителю в его картинах. В конце концов, можно попытаться переложить объект, созданный художником, на другой язык, но как это сделать?
Особенно если мир его полотен либо затягивает тебя в некую воронку, либо напротив отбрасывает тебя во внешнее пространство как чуждое себе вмешательство, либо разбегается в стороны, как разбегаются мельчайшие насекомые, когда пытаешься дотронуться до них рукой. Я попытался выразить свое ощущение от его манеры в виде своего понимания поэтического процесса:

Строчка и - точка.

Еще одна строчка

И снова – точка.

Отпущу я на волю строчку,

Распущу у нее подпруги,

Побежит-побежит моя строчка,

А за нее – ее подруги.

Все подруги шалуньи-строчки,

Веселятся, резвятся и вьются,

Только в руки мне не даются.

Наконец утомятся строчки,

Соберутся, улягутся вместе,

По порядку

И честь по чести.
undefined
Но это я говорю скорее про себя, чем про него. Скажу тогда еще – творчество Башкирова интересно мне удивительной широтой стилистических подходов. Некоторые могут назвать это разбросанностью. Я так не думаю. В его картинах много неожиданного. Сначала хочешь сказать – я такое уже видел. Но в следующую минуту подумаешь – нет, не видел.

Не скоро овладеешь мастерством.

Когда ж ценою самоотверженья

Достигнута свобода выраженья,

Мы в мастере себя не узнаем.

Мастер – хорошее слово, но лучше прозреть в подмастерье мастера, чем наоборот.

Юрий Бирский

7 апреля 2013
Made on
Tilda